АКСЕНОВСКИЙ АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОЛЛЕДЖ (1896-2016 гг.) - 120 лет стабильности, качество проверенное временем! Будущие управленцы, технологи и ученые – ЖДЕМ ВАС!!! Образование, полученное в АКСЕНОВСКОМ АГРОПРОМЫШЛЕННОМ КОЛЛЕДЖЕ - надежный фундамент вашего успешного будущего!
Яндекс.Метрика
Новости
Классный час

 Удивительно, как много сделал своими маленькими смешными рассказами Чехов. Емко, коротко, смешно – и страшно: как мелка наша жизнь, как легко мы проходим мимо нужного, как запросто тратим свою жизнь на глупости, как красиво мечтаем – и как не задумываясь профукиваем свои мечты … Чеховские чиновники способны умереть от чиха, чеховские городовые не в силах совладать с генеральскими собачками, чеховские писатели не могут ничего написать, чеховские актрисы – не в состоянии ничего сыграть … Да что там, они и любить не умеют – если и случится какая-то пронзительная любовь, то за минуту до смерти. Это – если рассматривать чеховское содержание. Если же о форме – на сто лет вперед определил Чехов тот стилистический идеал, к которому будет стремиться высокая литература: точное слово, емкая фраза, узнаваемая деталь, разговорная речь. Чехова называли учителем реалисты начала ХХ века, его же называют учителем постреалисты ХХI века – столетия идут, а чеховское слово остается непревзойденным. Но и это не все. Еще больше Чехов сделал помимо рассказов. Например, он съездил на Сахалин (пять месяцев в дороге через всю империю): в одиночку переписал там забытое заброшенное население, вручную заполнив десять тысяч карточек, заставил правительство изменить условия содержания сахалинских каторжан, на весь мир заявил о милосердии к отверженным в документальной книге «Остров Сахалин», вернув каторжному острову право на жизнь. Или еще – построил на собственные Средства три школы в подмосковном Мелихове. Собственные средства, кстати говоря, были не наследственным капиталом и не крупным выигрышем, и даже не приданым жены – Чехов, уникально работоспособный и удивительно организованный человек, прилично зарабатывал литературой. В школах, открытых Чеховым, учили детей вплоть до 70-х годов XX века – крепкие, теплые здания, построенные для крестьянской детворы.

Когда в Мелехове поняли, что по соседству в имении поселился врач (до рассказов ли было подмосковным крестьянам!), местные жители стали обращаться к нему по своим болезным надобностям – и Чехов до обеда бесплатно вел врачебный прием, а после обеда – писал. Когда в соседних губерниях случался неурожай (а случался он часто), Чехов выезжал туда как врач и как кормилец, снаряжая подводы с продовольствием. Когда нужны были добровольцы на Всероссийскую перепись, писатель оставил теплый кабинет и снова отправился в далекие деревни и забытые хутора. Вполне возможно, это никакая не любовь к людям, а простое желание настоящего русского интеллигента прожить свою жизнь так, как должно: не страшась Поступка, не убегая от Долга, не боясь Подвига и не требуя Награды. И даже не очень-то заботясь о благодарной памяти потомков.