АКСЕНОВСКИЙ АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОЛЛЕДЖ (1896-2020 гг.) - Более 123 лет стабильности, качество проверенное временем! Будущие управленцы, технологи и ученые – ЖДЕМ ВАС!!! Образование, полученное в АКСЕНОВСКОМ АГРОПРОМЫШЛЕННОМ КОЛЛЕДЖЕ - надежный фундамент вашего успешного будущего!
Яндекс.Метрика
Новости
c 11 января 2021 г. колледж зарегистрирован под новым наименованием: ГБПОУ ААПК ИМ. Н.М. СИБИРЦЕВА

 С 11 января 2021 г. колледж переименован в "ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ АКСЕНОВСКИЙ АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОЛЛЕДЖ ИМЕНИ Н.М. СИБИРЦЕВА", сокращенное "ГБПОУ ААПК", "ГБПОУ ААПК ИМ. Н.М. СИБИРЦЕВА".

 Николай Михайлович Сибирцев – один из основателей Аксеновской земской низшей сельскохозяйственной школы

 

В процессе проведения буржуазных реформ в России в 60-80-х годах XIX столетия было сформировано Уфимское губернское земство, которое создало поземельный банк развития, и начало создавать учебные заведения.  1894 году на средства Уфимского земства  была основана  одна из первых в губернии Аксеновская земская низшая сельскохозяйственная школа.

В это время профессор Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства Николай Михайлович Сибирцев, автор вузовского учебника «Почвоведение», был приглашен Уфимским земством  составить  почвенную карту губернии. Узнав о намерениях местных землевладельческих чиновников учредить сельхозшколу, Николай Михайлович с удовольствием рекомендовал, можно даже указал, место расположения учебного заведения. «Там, где горячий воздух оренбургских степей смешивается с лесным  и горным воздухом Уфимской губернии – основать сельхозшколу».

Место для Аксеновской земской низшей сельскохозяйственной школы было выбрано поистине сказочное. Для ведения теоретических занятий был возведен двухэтажный корпус. Для  преподавателей школы построены добротные деревянные особняки со всеми удобствами. Для практики учащихся школы было выделено около 500 десятин земли, из них пахотной земли 50 десятин. При школе были животноводческие помещения, механическая и плотническая мастерские, кузница, пасека, помещения для переработки молока. Двухэтажный корпус  был рассчитан на 60 учащихся. Учебные кабинеты, а их было шесть, размещались на втором этаже, первый этаж служил для спальных комнат учащихся школы. Здесь же  располагался небольшой актовый зал, в котором, по рассказам современников, вместе с управляющим школы профессор Н.М. Сибирцев, лечившийся в это время неподалёку, в Андреевской санатории. На территории школы была столовая, фельдшерский пункт  и больница-стационар на четыре койки. В школу принимались  грамотные мальчики разных национальностей и всех сословий, владеющих русским языком. Обучения было бесплатным за счет земства. Срок обучения шесть лет.  Два года в подготовительных классах, четыре – в основных. После окончания  школы слушателям выдавался аттестат, который давал право работать в качестве агронома на всей территории России.

 

 

Рисунок 1 Главный корпус Аксёновской земской низшей сельскохозяйственной школы. 1894 г.

 

Николай Михайлович Сибирцев – рыцарь науки

Николай Михайлович Сибирцев – выдающийся русский естествоиспытатель, геолог, почвовед, агроном. Вместе со своим учителем, профессором  Василием Васильевичем Докучаевым, стал основателем науки о почвенном покрове земли. Прошло столетие, а наука о почве, основы которой заложили Докучаев и Сибирцев живее всех живых. Это и есть научный подвиг. Ведь до них взгляды крестьян на почву, впрочем, и самих землевладельцев были как на объект приложения крестьянского труда. Весной вспахал почву, удобрил её, а осенью снимай урожай. Какой? Такой, как говорили, пошлет Бог, да и погода. Н.М. Сибирцев подошёл к почве как к естественноисторическому телу, как к живому организму, находящемуся в беспрерывном развитии. «Почвы», писал Сибирцев, «находятся в многовековом взаимодействии живых организмов, тех же бабочек, комаров и прочее, с мёртвой литосферой». Роль Сибирцева в зарождении, становлении и, особенно, в оформлении науки о почве как самостоятельной дисциплины настолько велика, что его признают основателем учения о почвоведении. В научных кругах конца XX века, особенно среди историков естествознания, бытовала меткая реплика, характеризующая Сибирцева-учёного. «В этом дуэте классиков, если Докучаев гений, то Сибирцев - рыцарь, беззаветно посвятивший всю свою творческую жизнь науке».

Николай Сибирцев – студент

Студенческая жизнь Николая не была праздной. Денег из дома прислать не могли, не хотел он и сам обременять семью и, чтобы сводить концы с концами, подрабатывал репетиторством. Стремлению к знаниям способствовала сама обстановка учебы, сильный профессорский состав. Важнейшую из естествен­ных наук – химию, которой не было в се­минарии, он постигал из уст самого Д.И. Менделеева. Любимыми препода­вателями стали А.Н. Бекетов и В.В. Докучаев. Это о них писал впоследствии В.И. Вернадский, учившийся на два курса младше и ставший потом близким другом Сибирцева: «...На лекциях Менделеева, Бекетова, Докучаева открылся перед нами новый мир и мы все страстно и энергично включились в научную работу...».

Николая Сибирцева увлекла геология, прежде всего благодаря А.А.Иностранцеву,. С Иностранцевым сближало, по-видимому, и то, что профессор бывал на Севере, где раньше проводил геологические исследования. Интерес к геологии был закреплен другим студенческим кумиром, тогда еще молодым приват-доцентом Василием Васильевичем Докучаевым, читавшим лекции по этому предмету, и под его же влиянием конкретизировался в интерес к поверхностным рыхлым отложениям земной коры и к почвам. Наука о почве как природном теле, основоположником которой и был В.В.Докучаев, только зарождалась. Для Николая Сибирцева, ставшего впоследствии ближайшим помощником и сподвижником учителя, началось приобщение к новой отрасли естествознания на стыке геологии и биологии. То, что идею эволюционной природы почв начал разрабатывать геолог, казалось бы, далекий от запросов сельского хозяйства, имело неожиданно замечательные результаты и в научном, и в прикладном смысле.

Близкие наставники – Иностранцев, Докучаев, Костычев понимали, что студент Сибирцев – талантливый юноша, одаренный от природы сильным умом и большой наблюдательностью, исключительно трудолюбивый, глубоко преданный науке, имевший лишь семинарскую подготовку, которая считалась слабее гимназической (например, отсутствие знаний по химии), он за четыре года не только прослушал все курсы и сдал экзамены на высшие оценки, но и подго­товил кандидатскую работу. По окончании курса Правление университета в ноябре 1882 г. решает оставить его при университете «для приготовления к профессорскому званию на кафедре минералогии». Архивный документ с журнальной записью постановлений университетского совета по представлению физико-математического факультета интересен тем, что на одной странице соседствуют фамилии двух выдающихся земляков-архангел- огородцев: Николая Сибирцева и Ивана Мещерского (выдающегося русского теоретика-механика).

Путь к науке

Итак, для Николая Сибирцева, моло­дого выпускника университета, под ру­ководством профессора В.В.Докучаева начался путь в науку с экспедиционно­-полевых работ в Нижегородском По­волжье. «Нижегородская полоса», как называл этот десятилетний период (1882-1892 гг.) сам Сибирцев, была для него временем становления как ученого, формирования как личности. Начал он с изучения геологического строения и почв Арзамасского, а затем Княгининского уездов Нижегородской губернии и вскоре стал первым из помощников Докучаева, лучшим среди коллег. Заслуженно пришло дружеское прозвище «премудрый». Геологические исследования распространились затем на другие уезды Нижегородской и смежных с ней губерний – Калужской, Казанской, Владимирской, Рязанской и Костромской. Николаю Михайловичу удалось доказать «близкую аналогию верхних каменноугольных осадков центральной России с восточными уральскими и северо-восточными таманскими». Такой основной результат иссле­дований, сопровождаемый геологической картой региона, много позже (в 1896 г.) был представлен им в виде магистерской диссертации «Окско-Клязминский бассейн». Работа была высоко оценена крупнейшими учеными-геологами А.П.Карпинским, А.П.Павловым, В.И.Вернадским и другими.

Рисунок 2 Семья Сибирцевых – семья университет. «Архангельские губернские ведомости». Вверху третий слева Н.М. Сибирцев. 1894 г.

 

Николай Сибирцев –геолог-морфолог

Сибирцев как геолог-морфолог обычно остается в тени Сибирцева-почвоведа. Блестящее решение вопросов региональной геологии Среднего Поволжья является лишь частной характеристикой его как профессионала. Более значительным представляется то, что, как и его учитель В.В.Докучаев, Сибирцев преодолел ограниченность классической геологии в отношении рыхлых горных пород и почв, как преодолел и ограниченность агрономов, не способных увидеть почву, как природное тело в историческом развитии. А именно такой путь – от классической геологии к генетическому почвоведению – затем оказался наиболее плодотворным для агрономического и других видов почвоведения прикладного. Все это наглядно проявилось в ходе работ Нижегородской экспедиции, когда результаты изучения природных условий губернии послужили лишь прелюдией к выполнению заданий земства по оценке земель.

То, что уже было собрано, накоплено, нуждалось в систематизации и обобщении. У Докучаева и местных земских деятелей возникла идея создания в Нижнем Новгороде естественно-исторического музея, первого в российской провинции. Поручено новое дело было Николаю Сибирцеву.

 

Методология оценки земельных угодий, бонитировки и земельного кадастра

С 1885 года начался второй этап земельно-оценочных работ по заданию Нижегородского земства, все большая увязка результатов естественно-исторических исследований губернии с агрономическими и экономическими вопросами. Один из сподвижников Сибирцева, впоследствии крупный экономист-аграрник А.Ф.Фортунатов, считал, что в этот период «...в деле организации собирания материалов Н.М.Сибирцев перерос своего учителя. Второе почвенное исследование возникло по инициативе Н.М.Сибирцева». Особенно действенным был установившийся кон­такт естествоиспытателей с сельскохо­зяйственными статистиками и, прежде всего, с наиболее выдающимся из них – экономистом и общественным деяте­лем Н.Ф.Анненским. Сочетание людей, разных по роду своей деятельности, было весьма плодотворным, так как экономическая оценка земель давалась исходя из знаний о природных усло­виях губерниииее уездов, связывалась с существующей и возможной производительностью крестьянского хозяйства. Этот нижегородский период оказался для формирования Сибирцева как личности и профессионала не менее важным, чем первый. Сотрудничество со статистиками, экономистами, агрономами и практиками-земледельцами явилось для него второй школой, и он вплотную подо­шел к решению задач прикладного почвоведения. Происходило перерастание почвоведа-натуралиста в почвоведа-агронома и экономиста.  Именно тогда усилиями Докучаева, Сибирцева и их сподвижников впервые разрабатывалась научная методология объективной оценки земельных угодий, их бонитировки и земельного кадастра с учетом природных особенностей почвы и местности, уровня развития хозяйства, его рыночной конъюнктуры, т. е. тогда решалась задача, которая в наше время вновь стала актуальной для России в период возвращения ее в лоно рыночных отношений и приватизации земли. Ценность методических принципов бонитировки почв, когда-то разработанных Сибирцевым, как это утверждают специалисты, остается непреходящей. Поэтому, когда геолога и почвоведа Сибирцева нарекают еще агрономом и сельскохозяйственным статистиком, это вовсе не является преувеличением его заслуг на ниве земледельческой науки и практики.

Николай Сибирцев – заведующий первой в мире кафедрой генетического почвоведения

В России в тот период ощущалась острая нужда в специалистах-агрономах, лесоводах, почвоведах. В.В. Докучаев, ставший к тому времени директором Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства, приглашает Н.М.Сибирцева возглавить первую в мире кафедру почвоведения. Ново- Александрийский находится в 130 км к югу от Варшавы в бывшей Люблинской губернии – ныне г. Пулава, Польша). Об этом Сибирцев сообщил В.Г.Короленко: «Ваш «премудрый» дня через два уезжает в польские края. Чувствую такую тревогу: новые условия, новая ответственность, новое дело и плохая подготовка... И вот именно там нужны будут мне заветы нижегородской «школы». Говорю это искренне и сознательно».

Ново-Александрийский (1894-1900 гг.) – последний период жизни Николая Михайловича – был наиболее плодотворным в его деятельности. Он проявлял исключительные организаторские способности в создании кафедры, не имевшей ни опыта, ни оборудования, ни пособий. Педагогический талант Николая Михайловича проявился прежде всего в способности увлечь слушателей живым изложением своего предмета.

О популярности его лекций говорит посещение их студентами даже старших курсов, уже прослушавшими их в предыдущем году, так как содержание лекций ежегодно обновлялось и дополнялось. В почвенной лаборатории студенты обучались методам анализов, участвовали в работе кафедры, становились исследователями. И хотя институт официально готовил агрономов и лесоводов, он являлся кузницей первых почвоведов докучаевского направления. Из стен Ново-Александрии вы­шли известные специалисты-почвоведы Н.А.Димо, И.А.Шульга, А.М.Панков, Д.Н.Гедеванишвили и другие, ставшие профессорами, академиками, специалистами-новаторами. Следует особо выделить Александра Прохоровича Чёрного, судьба которого впоследствии неоднократно пересекалась с семьей Сибирцевых, а затем и с их родным Архангельском. Рассказ о нём отнесен к описанию деятельности младшего из братьев – Евгения Михайловича. Пока лишь заметим, что студент А.П.Чёрный под руководством своего профессора Н.М.Сибирцева успешно выполнил исследования по бонитировке почв под Новой Александрией и был представлен им к награждению медалью Вольного экономичес­кого общества.

Деятельность Сибирцева в этот период была насыщенной, напряжённой. Вместе с А.Р.Ферхминым и Г.И.Танфильевымон составляет первую почвенную карту Европейской России на докучаевской основе, предлагает свою, значительно отличную от Докучаева, классификацию почв, оканчивает книгу «Окско-Клязминский бассейн» и защищает диссертацию по этой теме в Московском университете, пишет ряд обобщающих статей и, самое главное, на основании своих лекций в Ново-Александрии создает первый в мире учебник почвоведения, по которому затем учились несколько поколений агрономов, лесоводов, мелиораторов. Написанный убедительно и доходчиво, он несколько раз переиздавался и стал образцом для многих поздних учебных пособий. Однако это был не просто учебник. Он явился первым систематизированным обобщением генетического почвоведения. Роль двух со основателей этой науки, учителя и ученика, можно представить так. Идеи Докучаева напоминали широкие и яркие мазки гениального художника. Общий вид произведения, его конструкцию и несущие детали не менее мастерски и соразмерно представил Н.М.Сибирцев. Создание кафедры, систематизированный курс и учебник почвоведения – знаменовали окончательное оформление науки. Воспитанник Н.М.Сибирцева, впоследствии крупный почвовед, академик Н.А. Димо писал: «Искания и пути В.В.Докучаева и Н.М.Сибирцева по созданию науки о почве столь тесно переплетены, что они не отделимы». Как в мире признан приоритет русских ученых в зарождении этой науки, так и бесспорна выдающаяся роль Н.М.Сибирцева.